МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ КОММУНИСТОВ — ИДЕОЛОГИ И ЖЕРТВЫ

Об этом не принято говорить. Во всяком случае, вслух. После разрушения Советского Союза в “Новой России” немало было написано статей и целых книг об информационной войне, описаны различные технологии незаметного воздействия на сознание отдельных людей и целых народов. Но коммунисты… это же передовой отряд всех прогрессивных сил, авангард трудящихся масс… неужели и они стали жертвами манипуляции сознанием?!

Признать это стыдно, – но необходимо. Чтобы осознать масштаб происходящего, – изучим некоторые наиболее яркие случаи, по которым уже имеется достаточный материал.

Начнём с довольно далёкого прошлого. В конце 1993 года в газете “Советская Россия” обозреватель издания Александр Константинович Фролов (к тому времени – депутат “Государственной думы” I созыва, член ЦК КПРФ; в 1997 году на десять с лишним лет стал членом Президиума ЦК КПРФ) выступил с заметкой “1993-й”. Почти через двадцать лет эта заметка вновь была опубликована на страницах газеты, в № 111 (13910) от 3 октября 2013 года, под заглавием “20 лет коловращения”.

В этой статье есть такой отрывок: “Сегодня российская история окончательно прекратила поступательное движение и закружилась на одном месте. И это главный итог 1993 года. История отомстила всем нам за авантюрные попытки то подхлестнуть ее, то повернуть вспять, за незнание и игнорирование ее опыта, за отсутствие серьезной исторической инициативы. Либо магический круг будет разорван, либо в скором времени нам предстоит предсказанное еще Чаадаевым выпадение из числа исторических народов. Круг будет разорван только в том случае, если мы поймем и откажемся от любых попыток вернуть прошлое, все равно какое – капитализм или допетровскую Русь, героический период социализма или Берендеево царство. У прошлого можно и нужно учиться. Но учиться именно его неповторимости. С того пятачка, на котором мы еще удерживаемся, очень легко сделать шаг на какую-нибудь давно проторенную дорожку, и она приведет нас назад, но нужно суметь сделать шаг вперед”. Изучим его внимательно. Прежде всего, заметно, что под нагромождением словесной шелухи Фролов тогда (в условиях торжества буржуазной контрреволюции) убеждал своих читателей в необходимости отказа “от любых попыток вернуть… героический период социализма”. При этом, словесная шелуха, прикрывающая эту мысль, подобрана весьма профессионально, – и это неудивительно, поскольку Фролов имеет высшее философское образование, и во время учёбы специализировался как раз на вопросах языкознания, изучал теоретические построения американского лингвиста Н.Хомского.

Но самое важное в представленном отрывке – даже не это. Перечитаем текст и постараемся понять, какие представления об историческом процессе Фролов пытается создать в голове у читателя. Довольно легко заметить, что, согласно Фролову, общественное развитие не является процессом закономерным, в котором, пусть и через относительно свободные действия отдельных людей, проявляет себя историческая необходимость. Вместо этого Фролов представляет дело так, будто люди творят свою историю так, как им заблагорассудится: захотят — “научатся неповторимости” прошлого и “сумеют сделать шаг вперед”; захотят иного, – и “очень легко” (!) “сделают шаг на какую-нибудь давно проторенную дорожку, и она приведет… назад”, хоть в допетровскую Русь, хоть прямиком в Берендеево царство. Правда, за некоторые выбранные дорожки история, согласно Фролову, “мстит”, – то есть, сама “История” превращается в некую разумную силу с магическими (“магический круг”) способностями.

Такие представления об истории весьма нелепы, что довольно легко заметить; обозреватель пишет: “История отомстила всем нам”, – но ведь и сейчас хорошо известно, и столь же хорошо известно было двадцать лет назад, что некоторым людям, а именно классу новоявленных российских капиталистов, история в 1993 году не “отомстила”, а совсем наоборот, скорее “облагодетельствовала”. Впрочем, Фролов легко добился, чтобы это противоречие с действительностью осталось незамеченным его читателями, – ведь “всем нам” можно понимать и как “всем жителям России”, так и “всем читателям “Советской России””… о том, что во втором случае текст теряет всякий смысл, многие читатели не задумывались тогда, не задумываются и сейчас. А стоило бы. Но такие представления не только нелепы, – они ещё и противоречат марксизму-ленинизму, противоречат материалистическому пониманию истории, которое должен бы был развивать “видный марксист” Фролов. В работе “18 брюмера Луи Бонапарта” Карл Маркс следующим образом коротко изложил основы научного, материалистического понимания истории: “Люди сами делают свою историю, но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого. Традиции всех мертвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых. И как раз тогда, когда люди как будто только тем и заняты, что переделывают себя и окружающее и создают нечто еще небывалое, как раз в такие эпохи революционных кризисов они боязливо прибегают к заклинаниям, вызывая к себе на помощь духов прошлого, заимствуют у них имена, боевые лозунги, костюмы, чтобы в этом освященном древностью наряде, на этом заимствованном языке разыгрывать новую сцену всемирной истории” (К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., 2-ое изд., т. 8, с. 119; выделено нами). Открывая закономерности общественного развития, Маркс и Энгельс учили не бояться “духов прошлого” и быть готовыми к тому, что именно во время революционных (и контрреволюционных) изменений “заимствования” из прошлого будут довольно частыми. Фролов же пытается не только привить своим читателям (а разовый тираж газеты “Советская Россия” – 300 тысяч экземпляров, это одно из популярнейших среди российских коммунистов и их сторонников печатных изданий) идеалистическое понимание истории, но и посеять в их сердцах страх перед её “магическими кругами”.

Прошло двадцать лет. И вот в центральном органе КПРФ, газете “Правда” (№ 106 (30024) за 27 – 30 сентября 2013 года) появляется статья другого идеолога КПРФ, члена ЦК КПРФ (в прошлом тоже входившего в Президиум) Юрия Павловича Белова “Русский вопрос и пролетариат России”.

Здесь внимание привлекает к себе, прежде всего, следующий пассаж: “Религия, возникшая на основе идеалистического взгляда на мир, где всё творится по воле Божьей (Бог дал, Бог и взял), и марксистско-ленинская теория, несущая в себе диалектико-материалистическое воззрение на объективную действительность, согласно которому мир познаваем и изменяем по воле людей в соответствии с их интересами (классовыми, в первую очередь), не идут параллельно, а противостоят друг другу. Их противостояние далеко не всем очевидно в повседневности, но оно никогда не прекращается. Идеализм и материализм вне непримиримой борьбы между ними не существуют. Заметим прежде всего, что религия, подготавливая человека к загробной жизни, предписывает ему соблюдать догматы строго определённого ею поведения в этом, земном мире. И, главное, она отказывает ему в праве противиться воле Божьей. Иными словами, отказывает в праве революционно преобразовывать земной мир по своей сознательной воле с помощью той же классовой борьбы, чего требует от человека материалистическая марксистско-ленинская теория”. Для КПРФ в последние годы (да, впрочем, и со времени её второго учредительно-восстановительного съезда в 1993 году) такие выпады, прямо скажем, нехарактерны. Первое, что бросается в глаза, – Белов как бы перечёркивает всю работу по привлечению к партии сторонников из числа верующих, которая проводилась руководством КПРФ, со времён её участия во “Фронте национального спасения”. Причём, верующим, наверняка после немалых колебаний и тяжких раздумий повернувшимся к “коммунистическим идеям” (идеям КПРФ), Белов говорит даже не: “Бога — нет”, – он говорит иное: “…отказывает ему в праве противиться воле Божьей. Иными словами, отказывает в праве революционно преобразовывать земной мир”, – что для верующих, повернувшихся в сторону “революции” (как её представляет КПРФ) должно быть особенно болезненно.

Но это – не главное. Под “воинствующим атеизмом” у Белова скрыто нечто совсем другое. Во-первых, Юрий Павлович утверждает, что: “Идеализм и материализм вне непримиримой борьбы между ними не существуют”, – а из этого “диалектического” суждения напрямую следуют совсем не диалектические выводы о том, что самостоятельного материалистического мировоззрения не существует, и человек, соответственно, материалистически мыслить не может. Но важнее то, что во-вторых, – а во-вторых… вчитаемся в то, что пишет Юрий Павлович о религии, и как противопоставляет ей “материалистическую марксистско-ленинскую теорию”. Религия, по Белову, "предписывает ему" (человеку) "соблюдать догматы строго определённого ею поведения в этом, земном мире". А марксистско-ленинская теория, согласно Белову, "требует от человека (…) революционно преобразовывать земной мир по своей сознательной воле". Религия, согласно Юрию Павловичу, это набор определённых предписаний и требований к человеческому поведению; и марксистско-ленинская теория, согласно тому же Белову, это тоже набор определённых предписаний и требований к человеческому поведению. Если Белов и не пишет напрямую, что марксизм-ленинизм является религией, то явно подразумевает именно это.

Между тем, вопреки Белову, материализм – это вполне самостоятельное мировоззрение (насколько мировоззрение вообще может быть самостоятельным); его исходная посылка — признание существования независящего от человеческих воли и сознания материального мира. Марксизм-ленинизм, как разновидность материалистического мировоззрения, исходит ещё и из того, что этот материальный мир, существующий независимо от воли и сознания как отдельных людей, так и всего общества в целом, находится в непрерывном движении и развитии; этому движению и этому развитию (включая и развитие человеческого общества, как части материального мира) свойственны определённые закономерности, — опять же, существующие независимо от человеческих сознания и воли, — которые нельзя отменить, но можно познать и использовать в человеческой деятельности; одной из таких закономерностей является то, что время от времени отдельные вещи, явления, процессы резко, скачкообразно переходят из одного состояния в другое, — то есть, в обществе и в природе, время от времени, происходят революции. Что же до, собственно, сознательной человеческой деятельности, то любой материализм, включая и марксизм-ленинизм, исходит, прежде всего, из того, что эта деятельность, несмотря на свой сознательный характер, изначально обусловлена объективными, независящими от человеческой воли обстоятельствами, которые не исключают совсем, но очень сильно ограничивают человеческий произвол: "Люди сами делают свою историю, но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого". Что же касается “революционного преобразования мира”, – то для этого прежде, во всяком случае, должны возникнуть условия, должна возникнуть революционная ситуация; “требование” же “революционных преобразований” при всяких условиях, вне зависимости от наличных сил, вне зависимости от окружающей общественной (да и природной тоже) обстановки – есть вовсе не марксизм-ленинизм, а самый настоящий авантюризм, являющийся разновидностью субъективно-идеалистического мировоззрения.

Отметим, что религия, как её описывает Юрий Белов, оказывается куда более материалистическим мировоззрением, чем волюнтаристский “марксизм-ленинизм”, выдуманный тем же Беловым: она, по крайней мере, "предписывает" людям строить своё поведение в соответствии с какими-то объективными факторами, — а "марксистско-ленинская теория" "требует" лишь "революционно преобразовывать земной мир по своей сознательной воле", даже решение вопроса о том, в какую сторону преобразовывать, остаётся целиком на усмотрение "сознательной воли", — главное, чтобы "с помощью той же классовой борьбы". Заметим ещё, кстати, что утверждая, будто “материалистическая марксистско-ленинская теория” "требует от человека" "преобразовывать земной мир по своей сознательной воле с помощью той же классовой борьбы", – Белов утверждает то ли то, что существование общества без классовой борьбы невозможно, то ли что марксизм-ленинизм ничего о таком обществе не говорит и “требует” сохранения классового общества и классовой борьбы как инструмента “преобразования мира”. Это неверно: коммунистическое общество есть общество без классов и без государства, и исторической заслугой Карла Маркса как раз и является установление того факта, что именно такое общество в силу исторической необходимости придёт, рано или поздно, на смену существующему классовому обществу. Подводя итоги их с Марксом многолетних исследований, Фридрих Энгельс писал в работе “Развитие социализма от утопии к науке”: “Но если разделение на классы имеет, таким образом, известное историческое оправдание, то оно имеет его лишь для известного периода и при известных общественных условиях. Оно обусловливалось недостаточностью производства и будет уничтожено полным развитием современных производительных сил. И действительно, упразднение общественных классов предполагает достижение такой ступени исторического развития, на которой является анахронизмом, выступает как отжившее не только существование того или другого определенного господствующего класса, но и какого бы то ни было господствующего класса вообще, а следовательно, и самое деление на классы. Следовательно, упразднение классов предполагает такую высокую ступень развития производства, на которой присвоение особым общественным классом средств производства и продуктов, — а с ними и политического господства, монополии образования и духовного руководства, — не только становится излишним, но и является препятствием для экономического, политического и интеллектуального развития. Эта ступень теперь достигнута” (К.Маркс и Ф.Энгельс, Соч., 2-ое изд., т. 19, с. 226).

Оставим теперь в покое Коммунистическую партию Российской Федерации и перейдём к партии, руководство которой, пожалуй, всегда наиболее последовательно и бескомпромиссно критиковало действия КПРФ, – в Всесоюзной коммунистической партии большевиков. В июне 2013 года ЦК ВКПБ, во главе с Ниной Александровной Андреевой, принял "Заявление ЦК ВКПБ по вопросу предложения нам политического союза". В этом длинном документе Нина Андреева даёт следующий анализ причин контрреволюции в СССР: “И, во-вторых, утверждение, что потерпел поражение в СССР социализм, есть мнение антисоветчиков и буржуазной пропаганды. Мы считаем, что потерпел поражение в СССР не социализм, а его извращения, ревизионизм и оппортунизм, отказ от марксистско-ленинской концепции построения социализма. Ревизионизм и оппортунизм разъедали КПСС, начиная с хрущёвского периода. В результате КПСС деградировала идеологически, перестала быть руководящей и направляющей силой развития страны в направлении социализма, оторвалась от народа и существовала уже как бюрократическая организация к моменту активной фазы контрреволюции – 90-е годы ХХ столетия. Именно КПСС, её руководство в первую очередь и руководящие структуры несут полную ответственность за постепенный отказ от построения социализма, от дальнейшего шествия СССР к коммунизму, за шествие в обратную сторону – к уголовному капитализму и за насильственное разрушение СССР”.

Согласно Нине Андреевой и её товарищам по ЦК ВКПБ, есть изменение в общественном бытии — смена общественного строя в СССР, скачок назад от "шествия к коммунизму" "к уголовному капитализму", — и это изменение объясняется… волей начальства. Изменения в общественном сознании ("Ревизионизм и оппортунизм разъедали КПСС… КПСС деградировала идеологически") объявляются основной причиной изменений в общественном бытии. Такой подход чужд марксизму-ленинизму, ведь "Маркс положил конец воззрению на общество, как на механический агрегат индивидов, допускающий всякие изменения по воле начальства (или, все равно, по воле общества и правительства), возникающий и изменяющийся случайно, и впервые поставил социологию на научную почву, установив понятие общественно-экономической формации, как совокупности данных производственных отношений, установив, что развитие таких формаций есть естественно-исторический процесс" (Ленин, ПСС, т. 1, с. 139). Нина Андреева и её соратники, таким образом, порвали с большевизмом, с материалистическим пониманием истории, — перейдя на точку зрения раскритикованной Лениным (в работе "Что такое "друзья народа" и как они воюют против социал-демократов" и ряде других трудов) "субъективной школы" в социологии. В отличие от исторического материализма, признающего независимое от общественного сознания существование общественного бытия (воздействовать на которое общественное сознание может лишь при определённых условиях, — тогда, когда, во-первых, оно в достаточной мере верно отражает его и когда, во-вторых, в самом общественном бытии имеются силы, могущие по своим объективным свойствам стать проводниками влияния общественного сознания, воплотить те или иные идеи в жизнь): "Из того, что вы живете и хозяйничаете, рожаете детей и производите продукты, обмениваете их, складывается объективно-необходимая цепь событий, цепь развития, независимая от вашего общественного сознания, не охватываемая им полностью никогда" (Ленин, Материализм и эмпириокритицизм — М.: ОГИЗ Государственное издательство политической литературы, 1946; с. 288), — "субъективная школа" считает, что историческое развитие общества определяется и направляется волей начальства, желаниями отдельных выдающихся личностей. Если верить "субъективным социологам", как захочет начальство, как пожелают "герои", — так и будет, так и станет развиваться общество. Нина Андреева и её соратники, как видно, крепко стоят на почве субъективно-идеалистических воззрений, — потому, в частности, всю вину за гибель СССР возлагают исключительно на КПСС, даже не делая намёка на существование в СССР классов, на классовую борьбу внутри советского общества: "Именно КПСС, её руководство в первую очередь и руководящие структуры несут полную ответственность за постепенный отказ от построения социализма".

Нельзя, впрочем, сказать, что для ВКПБ объективных условий, в которых действуют отдельные люди и целые партии, не существует совсем. Кое-что о них говорится, например: "Не сказано о том, что наличие товарного производства и товарно-денежных отношений заключает в себе потенциальную возможность реставрации капитализма, что и произошло в СССР", — но это совсем не означает отход Нины Андреевой и её соратников от традиций "субъективной социологии". Подавляющее большинство социологов-субъективистов (если не все) как-нибудь, да признавали объективные условия. Например: "Живая личность со всеми своими помыслами и чувствами становится деятелем истории на свой собственный страх. Она, а не какая-нибудь мистическая сила, ставит цели в истории и движет к ним события сквозь строй препятствий, поставляемых ей стихийными силами природы и исторических условий" (Михайловский Н.К. Десница и шуйца Льва Толстого // Михайловский Н. Литературная критика. Статьи о русской литературе XIX — начала XX века — Л.: Художественная литература, 1989; с. 56 — 57), — классик "субъективной социологии" Михайловский вполне себе признаёт существование не только стихийных сил природы, но и "исторических условий" (другое дело, что они, по его мнению, создаются, видимо, не деятельностью "живых личностей", а чем-то другим).

Итак… Александр Фролов, весьма влиятельный среди действующих и бывших (вышедших из партии) представителей “левого крыла КПРФ”; Юрий Белов, традиционно считающийся идеологом “правого крыла КПРФ”; и Нина Андреева, “последовательная большевичка”, постоянно критикующая Зюганова и КПРФ. Эти разные люди сходятся в том, что уже на протяжении многих лет манипулируют сознанием коммунистов, доверяющих им, видящих в них своих вождей и теоретиков, – старательно вносят в сознание рядовых коммунистов и сочувствующих коммунизму идеалистическое понимание истории. Между тем, Владимир Ильич Ленин предупреждал: “…за гносеологической схоластикой эмпириокритицизма нельзя не видеть борьбы партий в философии, борьбы, которая в последнем счете выражает тенденции и идеологию враждебных классов современного общества. Новейшая философия так же партийна, как и две тысячи лет тому назад. Борющимися партиями по сути дела, прикрываемой гелертерски-шарлатанскими новыми кличками или скудоумной беспартийностью, являются материализм и идеализм (…) Объективная, классовая роль эмпириокритицизма всецело сводится к прислужничеству фидеистам в их борьбе против материализма вообще и против исторического материализма в частности” (Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии – М.: ОГИЗ Государственное издательство политической литературы, 1946; с. 317).

И эти посевы дают всходы. Например, Московская городская организация коммунистов, – объединение московских коммунистов, исключённых в разное время из КПРФ и пошедших на организационный разрыв с Зюгановым и его сторонниками, – летом 2013 года, перед так называемыми “выборами мэра Москвы” (https://octbol.wordpress.com/2013/12/12/p78/), приняла решение поддержать кандидата, выставленного КПРФ (https://octbol.wordpress.com/2013/12/12/p75/). Чтобы объяснить это, мягко говоря, спорное решение рядовым активистам и сочувствующим, Секретариат МГК МГОК выступил с отдельным Заявлением: "Мы считаем, что на этапе размежевания с КПРФ было уместно целостное восприятие этой партии как оппортунистической. Этот этап нашей организацией пройден. Мы движемся к самоопределившейся коммунистической организации и необходимо более точное определение нашего взаимного расположения в политическом спектре, необходим подход к КПРФ и к другим партиям и организациям с учетом конкретики действий, людей и обстоятельств". Диалектико-материалистический подход, таким образом, был отброшен: вопросом о том, является ли в действительности (в объективной реальности) КПРФ оппортунистической партией, Секретариат даже не задался, вместо этого провозгласив истинным то… что полезно в данных обстоятельствах! В обстоятельствах "этапа размежевания с КПРФ" было полезно "целостное восприятие этой партии как оппортунистической", — и оно, если верить Секретариату МГК КГОК, применялось (непонятно, правда, почему же в таком случае "этап размежевания" затянулся до самого 2013 года); теперь Секретариат МГК МГОК счёл полезным "подход к КПРФ и к другим партиям и организациям с учетом конкретики действий, людей и обстоятельств", — и, по всей видимости, некоторое время будет применяться он, вопрос лишь в том, долго ли…

Ленин писал больше века назад по сходному поводу: “Познание может быть биологически полезным, полезным в практике человека, в сохранении жизни, в сохранении вида, лишь тогда, если оно отражает объективную истину, независящую от человека. Для материалиста «успех» человеческой практики доказывает соответствие наших представлений с объективной природой вещей, которые мы воспринимаем. Для солипсиста «успех» есть все то, что мне нужно на практике, которую можно рассматривать отдельно от теории познания” (ПСС, т. 18, с. 142). Но материалистическому подходу Секретариат МГК МГОК предпочёл… прагматизм, различия между которым и раскритикованным Лениным махизмом "ничтожны и десяти-степенны с точки зрения материализма" (там же, с. 363, примечание), — именно прагматисты провозглашали: "Истинно то, что полезно".

“Предвыборная кампания” кандидата от КПРФ Мельникова, в которой МГОК приняла посильное участие, показала, что Секретариат МГК МГОК не только стоит на идеалистической точке зрения, но и готов нести идеалистические воззрения в массы, которые Секретариат пытался убеждать: “Голосуя за И.И. Мельникова, мы голосуем, главным образом, за коммунистическую идею, за восстановление народной власти, в центре внимания которой станет всестороннее развитие каждого человека от рождения до глубокой старости”, — убеждать в существовании некоей “коммунистической идеи”, могущей действовать отдельно от людей (в частности, отдельно от руководства партии, Мельникова выдвинувшей, отдельно от Зюганова) и даже “восстанавливать народную власть”. Стоит ли удивляться, что рабочие и рядовые служащие подобным призывам не вняли…

Реклама
Запись опубликована в рубрике 2013 с метками , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий на «МАНИПУЛЯЦИЯ СОЗНАНИЕМ КОММУНИСТОВ — ИДЕОЛОГИ И ЖЕРТВЫ»

  1. Уведомление: ЗЛОЙ ГЕНИЙ ЛЕВОГО КРЫЛА КПРФ | Межпартийная группа Октябрь-большевики

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s