МОШЕННИЧЕСТВО МЕЖДУНАРОДНОГО МАСШТАБА

2-го октября 2005 года родился очередной внук «детей лейтенанта Шмидта» – Международное движение в защиту политзаключённых. Дата и время его появления на свет держались в строжайшей тайне, более того, в вышедшем бюллетене оргкомитета Учредительной конференции указывалась совершенно другая дата – 24-е сентября.

Крёстным отцом новорожденного стал генерал-майор Фомин, а крёстной матерью – С.Ф. Губкина.

Ещё до появления на свет бедного «международного» ребёнка другие внуки и внучки «детей лейтенанта Шмидта» стали ругать его очень нехорошими словами.

«Очередной раскол и провокация под шум об объединении» – вопил О. А. Федюков со страниц «Момента истины».

А самопровозглашённый после смерти Крючкова председатель КЗПБ Глаголева выпустила небольшим тиражом довольно ядовитую листовочку, называя бедное «международное» дитя – «раскольниками» и, конечно же, «провокаторами».

А как тут не ругаться и не нервничать – у них «постоянно не хватает средств на выполнение задач», а тут ещё очередной конкурент появляется, и не какой-нибудь, а в мировом, «международном» масштабе «перехватывать возможные источники материальной поддержки от левых и коммунистических организаций» («Момент истины», октябрь 2005 г.)

Так вот, в воскресенье, 2 октября 2005 г. в Горках Ленинских состоялась Учредительная конференция Международного движения в защиту политзаключённых. В президиуме, как на свадьбе, восседали одевший генерал-лейтенантские погоны генерал-майор Фомин, выпускающая газету «За волю!» Анна Петренко, и – ба! – знакомые всё лица: Басистова, Алёхин, Польченко – непременные члены всё тех же федюковско-глаголевских комитетов, конференций, движений, всё те же истрёпанные карты замусоленной колоды под названием «правозащита».

Меня, мать Саши Смирнова, почти три года сидящего в фашистских украинских застенках, конечно, не пригласили. Более того, С. Ф. Губкина публично заявила: «А Смирнову МЫ от правозащиты отстраняем!» И это несмотря на то, что деньги, в том числе и на А. Смирнова, исправно собираются на митингах, пикетах у Музея В. И. Ленина и т. п. С большим трудом, после серии крупных скандалов Басистова и Алёхин в конце концов сняли фотографию моего давно не получающего от них ни копейки сына с агитационного стенда и коробки для сбора денег т. н. «Моссовета».

Объясняю товарищам, что после того, как я, Смирнова Любовь Романовна, стала возмущаться безобразиями, творящимися в глаголевском комитете, а именно: нецелевым расходованием большей части средств, разделением родственников политзаключённых на «любимчиков» и «изгоев» и, соответственно этому, разделением финансирования самих политзаключённых, моего сына лишили всякой материальной поддержки. Начиная с июня 2005 г. деньги на передачи, продукты и проезд мне выделяют член РКРП, политзаключённый Лундин Сергей Юрьевич и возглавляемая им группа «Октябрь».

На Учредительную конференцию приехали товарищи из многих городов Советского Союза, и именно благодаря их поддержке мне с большим неудовольствием предоставил слово насупившийся, как простой майор, председательствующий Фомин.

В своём выступлении я сказала, что создаётся очередной комитет при том же неизменном составе: Басистова, Алёхин, Польченко, Губкина. Не обеспечив реальную защиту брошенных в застенки товарищей, всё те же знакомые до боли лица собираются «защищать» всех и вся уже в «международном» масштабе!

Все эти комитеты объединяет одно – они, несмотря на красивые и правильные лозунги, глубоко равнодушны к судьбам тех, о ком они добровольно пожелали заботиться. Как пример, я рассказала о себе, о том, как как равнодушно и высокомерно разговаривала со мною глава оргкомитета Анна Петренко и сообщила о том, что моему сыну Смирнову Александру просто отказали в помощи, мало того, усилиями Федюкова и Басистовой распространяются слухи о якобы совершённом им предательстве.

В довершение я сделала заявление о том, что в знак протеста против использования его (Смирнова Александра) имени в неблаговидных целях он отказывается от материальной помощи московских «правозащитников».

Во время моего выступления президиум сидел с кислыми минами, а по окончании Фомин как-то невпопад, по-прапорщицки, завопил: «Это всё Вашего Лундина провокации!!!»

Таким образом, единственный человек, помогающий не на словах, а на деле матери политзаключённого, выделяя из своей зарплаты честно заработанные им деньги, был записан маститыми правозащитниками уже и в «провокаторы»!

«Как хорошо быть генералом» – совершенно обоснованно поётся в шуточной итальянской песенке. Это означает, например, что можно, сохраняя за собой генеральскую пенсию от преступного ельциноидно-путинского режима, ни дня не просидев даже под домашним арестом, числиться аж Председателем правозащитного Движения, собирать с доверчивых простаков деньги и безнаказанно оскорблять мать политзаключённого и выделяющего ей из своего скудного заработка ежемесячно не менее 3-х тысяч рублей действительно сохранившего верность Советской Военной присяге офицера Советской Армии Лундина Сергея Юрьевича, проведшего в застенках режима 7 лет и 9 месяцев!

Остаётся надеяться, что рыжие кудри многочисленных потомков Шуры Балаганова, обирающих простодушных коммунистов и им сочувствующих якобы «на нужды политзаключённых», скоро примелькаются, и напомнить им о печальной судьбе их «Великого Рыжего Предка», постигшей его несмотря даже на то, что генерал-лейтенантского звания он себе не присваивал и «Председателем» себя не самопровозглашал.
Можно с уверенностью утверждать, что вышедшие на свободу политзаключённые предъявят им свой суровый, но справедливый счёт за все совершённые глаголевско-фоминско-балагановским отродьем обманы и подлости, а сохранившие верность Советской Военной присяге настоящие Советские офицеры выскажут своё отношение к «Командующему авиацией подводного флота вице-генерал-адмирал-лейтенанту» Фомину.

Смирнова Любовь Романовна,

мать политзаключённого.

P.S. По неофициальным данным, для «предотвращения появления» на этой самой «конференции» тов. Лундина С.Ю. было выделено “боевое охранение” в составе аж целых двух генералов (правда, без армий), по крайней мере – двух мужчин, одетых в генеральскую форму. Следует отметить, что для “боя” с одним НАСТОЯЩИМ старшим лейтенантом такого “боевого охранения” могло оказаться явно недостаточно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s