ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ГЛАГОЛЕВОЙ

5-го января 2008 г. член Политсовета и ЦК РКРП-РПК Н. Глаголева, воспользовавшись моим временным отсутствием, выступила на собрании членов Таганско-Пролетарской районной п/о г. Москвы. Ранее она неоднократно присутствовала на собраниях этой организации, но слова не брала, решившись выступить только в мое отсутствие перед тов.тов. Сорокиным, Малюшкиным, Чеченцевым, Голубевым и Глазуновой. Взяла слово, и все свое выступление посвятила моей скромной, по сравнению с ней, «великой», персоне.

Выступила вполне стандартно, прогнозируемо и ожидаемо. Можно даже сказать – пошло.

Сначала, как водится, куча лжи обо мне. Известно, эРПыКовец не соврет – медведь в тайге сдохнет, а природу Глаголева, видимо, любит и бережет, и потому врет напропалую, сохраняя жизнь целым поколениям таежных медведюг. Т.е. – не менее 60% — явная, заведомая, глупо-грубая ложь, еще 30% — вывернутые наизнанку, отпрепарированные и тендециозно подобранные факты, оставшиеся 10% — сплетни, домыслы, и собственного сочинения «гениальные» догадки типа: «во время митинга отошел в сторону и закурил – подавал условный знак сотрудникам ФСБ», «при прохождении в колонне (к месту проведения митинга) смотрел по сторонам – искал глазами сообщников» и т.д., в подобном шизофренически-озлобленном направлении.
Ну и, конечно, свое «коронное»: «А вы вспомните, за что его в первый раз исключили! У него те-о-мное прошлое!» И в конце, конечно, о морали. Естественно, в том смысле, что я этой самой «марали» не соответствую.

И вот тут-то Глаголева крупно нашкодила своим же собратьям – эРПыКовцам. Ибо, сама того не ведая, освободила меня от обещания не говорить о том, о чем я напишу ниже, данного мною одному из бывших высших руководителей Партии.

Я находился тогда в плену ложных представлений о «престиже партии», «интересах общего дела», «заботе о единстве рядов» и т.п., вплоть до правила «не обсуждать партийные дела в открытой печати». Теперь я понимаю, что именно тактика умолчаний, «невынесения сора из избы», взаимопрощения, переходящего во взаимоукрывательство и круговую поруку, создает питательную почву для фракционеров, парткарьеристов, склочников и разного рода приспособленцев, помогая им прятать концы в воду и избавляться от принципиальных людей методом травли, ведущей к исключению из партии. Осознав это, я избавился от ложных, наносящих ущерб делу борьбы предрассудков. И теперь я имею полное право заявить во всеуслышание: «Слышишь, ты, старая ворона, хитрожопое, лицемерное, злобное чудовище! Даже если допустить, что все, что ты наврала о моем «те-о-мном прошлом» (а только явной, чистой лжи там, как я уже писал, не менее 60%), так вот, даже если бы все это было правдой, то прошлое твоего гнусного кумира, черного иезуита, грязного палача коммунистической идеи и просто изверга с садистско-ментовским уклоном Анатошки Крючкова гораздо темнее и грязнее моего!»

Люди, слушайте!

В ночь с 8 на 9 сентября 1992 г. как-то очень кстати для находившегося тогда в Северной Корее Крючкова и его преступной РПКшной комарильи возле своего дома была убита член ЦИК РПК, и, что еще более важно, казначей-главбух «Р-революционной Партии Коммунистов» Анна Борисовна Кирьян. В это самое время Анатошка «ходил в верхи», т.е. клянчил «денюги» на «р-революционную борьбу». Однако, в 2001 г. РПК слилась с РКРП, имея в своей парткассе «блоху на аркане да вошь на цепи». Где деньги?! А теперь ответь, да не мне, а Людям, ты, старая мерзавка, сообщница убийцы: в каком году ты купила себе машину?! И не ты ли, гадина, высокомерно считая всех дурачками, собственноручно написала в Анатошкином некрологе: «автор закрытых трудов по криминалистике»!

Но – позвольте! Ведь обычный учебник по криминалистике (где тоже много чего интересного написано) совершенно свободно продается в отделах «юркнига» книжных магазинов! Так каких-таких «закрытых трудов»? Пособий по ликвидации слишком много знающих кассиров, что-ли! Так езди на своей измазанной кровью и грязью машине и помалкивай! А то, не ровен час… срок давности-то еще не вышел!

Второе. Все РПКшники и многие старые члены РКРП помнят постоянно ошивавшегося в штаб-квартире РПК Анатолия Штыволоку. «Красавца-мужчину», любимца Крючкова и всех его присных и приближенных, включая, разумеется, и «Глаголочку». Вдобавок – личного адъютанта Крючкова по «особо деликатным» поручениям.

Так вот, эта мразь (Штыволока) осужден за растление малолетних девочек! А поскольку сей «красавчик» был, вдобавок ко всему, еще и бомжом с уголовным прошлым, то бездомных, голодных девочек с улицы он приводил прямо в штаб-квартиру РПК, ночным сторожем которой он по совместительству являлся, и совершал с ними половые акты. В том числе, как следует из материалов уголовного дела, и в извращенной форме.

Буквально за пару бутербродов с дешевой колбасой, десятирублевый пакет макарон и стакан чаю! И не менее двух раз совершал половые акты с бездомными девочками… прямо на письменном столе Крючкова! Невероятно?! – Не скажите… В штаб-квартир-блат-хате РПК не было ни душа, ни ванной, поэтому девочек «почище» Штыволока допускал до своего дивана, а совсем уже немытых располагал на столе.

Находил. Приводил. Кормил. Совершал на столе или на диване половые акты. Безжалостно выбрасывал голодную девчонку обратно на улицу. И преспокойно ложился спать на свой проклятый диван, и спал до прихода «Анатолий Викторыча» или «Натальи Олеговны».

Крючков, Глаголева и все высокопоставленные крючковцы все это прекрасно знали, но продолжали держать Штыволоку при штабе до самого его ареста. Слово Крючкова было непререкаемо, а даже «критиковать» Штыволоку он запретил.
Позеленейте от зависти, все изверги, изуверы, лицемеры, ханжи и двурушники, иезуиты, инквизиторы, педофилы и прочие маньяки, узнав о том, что этакая вот поборница высокой морали, беспощадная обличительница «те-о-мных прошлых» (кроме своего, Крючкова и Штыволоки, разумеется), с крючковских времен по настоящее время является… не падайте! – Председателем Движения в защиту детства! Так ты бы, Председатель Движения херова, для начала голодных девчонок от Штыволоки защитить попыталась бы!

Нет предела твоей подлости, лицемерия и жестокосердия, и даже рекорд лицемерия венгерской графини Эржебет Батори, замучившей в ХVI веке на сексуально-садистской почве до 600 (!) крестьянских девочек и объяснившей инквизиторам, что «воспитывать хрупкие детские души» (так в протоколе допроса) ей повелела-де Дева Мария, тобою перекрыт: «Кровавая Эржебет», как называли ее современники, «Движения в защиту детства крестьянских девочек» все-таки не основывала и Председателем такового себя не провозглашала. Не додумалась, видно. Известное дело – темнота, Европа. Куда ей до Глаголевой…

«Слышишь, ты! Старая, полусумасшедшая мерзавка, лицемерная, двоедушная тварь, нелюдь в женском облике, укрывательница и покровительница растлителя! После этого ты даже не сволочь! Ты – штыволочь!»

В заключение маленькая подробность: одна пожилая, религиозная женщина, долгое время знавшая Глаголеву накоротке, помогавшая Глаголевой в трудную для нее минуту и презрительно отброшенная в сторону ставшей в 1992 году состоятельной дамой Глаголевой, сказала: «Неописуемой злобы к людям эта баба (Глаголева). У нее двое детей было. Все умерли, один за другим, еще маленькими, от врожденного заболевания мозга. Это ее за громадную злобу к людям бог покарал. Она с тех пор все живое ненавидит, особенно детей».

У-у, штыволочь!

Гранит

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s